Навигация

Семейство Ungulinidae Н. Ет A. Adams

Раковины средней величины, округлого или округло-треугольного очертания, несколько вздутые, с прозогирными макушками. 

Наружная поверхность гладкая, иногда слабо концентрически скульптированная. Передний кардинальный зуб в левой створке и задний в правой рассеченные. Боковых зубов нет. Связка на приподнятой нимфе. Отпечатки аддукторов удлиненные, передний из них соединен с мантийной линией.

По своим анатомическим особенностям представители рода мало отличаются от остальных Lucinacea. Для рассматриваемых моллюсков характерными являются следующие признаки. Хорошо развита средняя чувствительная доля края мантии. Сифонов нет. Согласно данным Аллена, вводное отверстие почти втрое меньше выводного. Отверстия имеют вид щелей, окруженных тонкой узкой мембраной, образованной внутренней долей края мантии. По обе стороны вводного и выводного отверстий имеются многочисленные чувствительные бугорки, число которых варьирует. Например, у Т. punctata достигает до 100.

Нога по сравнению с другими Lucinacea, менее растяжима. Она может вытягиваться на длину, всего втрое превышающую длину раковины. Кончик ноги уплощен и несколько расширен, но не так резко отграничен от проксимальной части, как у других представителей надсемейства. Помимо зарывания, нога служит для образования передней вводной трубки.

Из всех Lucinacea тарасы представляют наименее специализированную группу, что выражается в следующем. Передний аддуктор у них удлинен незначительно, и его ресничный покров слабо развит. В связи с этим основная сортировка пищевого материала, попадающего через передний вводной ток, осуществляется у Та- ras не аддуктором, как у большинства Lamellibranchiata, а жабрами. Поэтому и жабры у Тарасов достигают наибольших размеров в подсемействе Lucinacea. По сравнению с другими представителями надсемейства у Taras хорошо развиты и ротовые лопасти.

Представители p. Taras, как и все Lucinacea, ведут зарывающийся образ жизни. По способу зарывания они сходны с тиазирами. Зарывание происходит на глубину до 7—8 см, но никогда не глубже длины максимально вытянутой ноги. Представители рассматриваемого рода могут, по-видимому, жить и на поверхности субстрата в своеобразных «гнездах» из пустых раковин других моллюсков и под скалами. Кин отмечает, что Т. orbella живет в гнездах из склеенных слизью песчинок. Такие гнезда, построенные из материала субстрата, очевидно, совершенно не заметны на дне и служат убежищем для моллюска.

Как и все Lucinacea, тарасы являются фильтраторами и питаются взвешенными в воде пищевыми частичками, которые попадают с вводными токами в мантийную полость моллюска.

Все современные виды рода Taras встречаются в водах с нормальной океанической соленостью. Однако они могут, по- видимому, переносить незначительное понижение солености, о чем свидетельствует наличие их в комплексах моллюсков Мраморного моря, где поверхностные воды испытывают некоторое опресняющее влияние Черного моря.

Относительно газового режима рассматриваемого рода у нас нет прямых данных. Имеется лишь указание Аллена, что некоторые виды Lucinacea живут на субстратах, бедных кислородом. Однако приуроченность многих видов к зоне водорослей, а большинства — к песчанистым грунтам небольших глубин, где содержание кислорода обычно сравнительно высоко, свидетельствует о том, что Taras, по-видимому, менее стоек по отношению к дефициту кислорода, чем, например, тиазиры.

Представители рода Taras являются преимущественно тепло- водными формами. Большинство видов живет в водах тропических и умеренных широт и лишь несколько видов указывается в холодных арктических водах.

Об отношении рассматриваемых моллюсков к динамике вод у нас имеются лишь данные Аллена. Т. punctata особенно часто встречается в местах, где проходят течения, а Т. semiaspera на Атлантическом побережье Америки—обычно у берегов, открытых прибою. Эти факты дают основание полагать, что тарасы предпочитают селиться в местах, где более или менее сильные переме-щения водных масс обеспечивают популяции моллюсков достаточно обильной пищей и кислородом.

В одном комплексе одновременно могут жить представители нескольких видов рода. Например, Т. punctata отмечается в комплексе с Т. semiaspera, Codakia orbiculata, Crassinella lunulata, Seinele sp. По Аллену, популяции Т. semiaspera наиболее обычны среди корней Thalassia в грубом коралловом песке, где других животных очень мало; сравнительно часто попадается лишь Codakia orbiculata. Тот же автор указывает Т. rotundata в следующем комплексе: Nucula turgida, Thyasira flexuosa, Abra alba, Corbula gibba, Cultellus pellucidus, Melinna adriatica. В отчете о дра- гировках в Мраморном море Остроумов неоднократно указывает Т. rotundata в списках моллюсков, собранных на песчаных грунтах с богатым комплексом. По-видимому, Т. rotundata является характерным элементом биоценозов песчаного дна Мраморного моря.

Представители рода известны начиная с палеогена. В пределах России распространены в эоцене Средней Азии, в среднем миоцене Западной Украины, Северного Кавказа и Закавказья, в третичных отложениях Камчатки и Сахалина. На территории Грузии известны из чокракского горизонта.